СИМОНА ВИЛАР ОГНЕННЫЙ ОМУТ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Леклезио Жан-Мари — Золотая рыбка. Избранница языческого повелителя Нормандии, которую прозвали Птичкой за прекрасный голос и хрупкую красоту, была в родстве с самим королем Карлом Простоватым, а также с наиболее могущественным герцогом Робертом Парижским. Помимо красоты, в глазах этой девушки был какой-то особенный живой блеск, движения легки и исполнены грации. Согласна с вами на все процентов! Густую гриву длинных русых волос сдерживал блестящий серебряный обруч.

Добавил: Tygole
Размер: 51.94 Mb
Скачали: 81505
Формат: ZIP архив

Воин, прекрасный особой северной красотой викинга, и хрупкая женщина с ослепительно рыжими волосами стояли на корме огромного корабля-драккара и, улыбаясь, глядели на восторженно встречавшую их в Руане толпу. Ее звали Эммой, и у нее было забавное прозвище Птичка.

Подтвердите, что вы не робот

Новоиспеченный правитель мечтал основать огненпый династию, однако его скандинавская жена, загадочная колдунья Снэфрид, никак не могла родить наследника, поэтому Ролло, по своему языческому разумению, бросил стареющую бесплодную женщину и заполучил новую невесту.

Избранница языческого повелителя Нормандии, которую прозвали Птичкой за прекрасный голос и хрупкую красоту, была в омцт с самим королем Карлом Простоватым, а также с наиболее могущественным герцогом Робертом Парижским. И хотя девушку продолжали называть по титулу ее приемных родителей Эммой из Байе, но сегодня, встречая эту прекрасную пару в порту столицы, еще никто не знал, что повлечет за собой союз завоевателя с Севера и франкской принцессы.

Ибо Эмма Птичка была христианкой, а Роллон оставался во всех смыслах язычником. Правда, при дворах франкских правителей поговаривали, что Ролло по-настоящему пленен невестой, что этого варвара и девушку из Байе связывает чувство, та самая всепобеждающая страстная любовь, о которой поют в песнях, восхваляют в сказаниях, но которая является самым настоящим чудом, когда обнаруживается в мире простых смертных.

Весть о новом браке правителя Нормандии достигла столицы еще до того, как корабль с оскаленной драконьей мордой на носу бросил якорь в гавани города. Толпы людей с ночи заполонили набережную и мост над рекой, они шумели, выкрикивали приветствия, ликовали. Здесь собирались пришельцы с Севера с семьями, франки, саксы, бретоны, евреи — все, кому последние мирные годы под властью Ролло дали возможность передохнуть от войн и набегов, зажить спокойной оседлой жизнью.

Нормандия при Ролло ожила. Когда-то разоренная, опустошенная войнами и грабежами, вилап она приветствовала своего правителя и его избранницу. В городе вот уже несколько дней шли приготовления к пиру, и теперь толпа, волнуясь, приветствовала тех, ради кого велись все эти приготовления.

Люди любовались молодой парой, желали им счастья. Ибо Ролло и его избранница действительно лгненный поистине прекрасны. Конунг был очень крупным, привлекательным мужчиной, с широкими плечами и мощной грудью воина. Резкие черты лица — квадратный, немного выступающий подбородок, высокие скулы, жесткая, будто прорисованная, линия рта, тонкий прямой нос — только усиливали притягательность светло-серых глаз, холодно контрастировавших с смуглым обветренным молодым лицом.

Густую гриву длинных русых волос сдерживал блестящий серебряный обруч. Его избранница была просто красавицей. Густые длинные медно-рыжие волосы растрепались на ветру и словно пылали огненным жаром, обрамляя нежное белое лицо.

Цвет лица, волосы, казалось, составляли яркий контраст с темным бархатом глубоких карих глаз, искрящихся счастливым блеском из-под длинных, немного загнутых на концах, ресниц. Ровные мелкие зубы сияли в улыбке, на нежных щеках играли ямочки. Она смеялась, махала рукой, явно наслаждаясь этой шумихой и всеобщим вниманием.

Симона Вилар: Огненный омут fb2 скачать бесплатно

Ролло, глядя в ее счастливое, разрумяненное ветром лицо, тоже улыбался, откровенно любуясь ею. Помимо красоты, в глазах этой девушки был какой-то особенный живой блеск, движения легки и исполнены грации. Эмма Птичка была среднего роста, но рядом с рослым крупным северянином выглядела огненныф хрупкой и маленькой.

На теплом апрельском ветру, в облегающем светлом шерстяном платье она казалась очень изящной. Во всей ее долгоногой тонкой фигуре еще чувствовалось что-то подростковое, даже детское, симьна это тем более умиляло толпу, ведь все уже знали, что она ждет ребенка от этого огромного Ролло. Конунг Чимона белозубо смеялся, левой рукой то и дело прижимая к себе невесту.

Она родит Ролло наследника, мальчика, которого с нетерпением ждали все его подданные. Это было тем более долгожданно, ибо он решил объявить Эмму своей законной женой.

Сам Роллон лишь недавно присвоил себе титул правителя Нормандии. Этот язычник, объявленный у себя на родине в Норвегии вне закона, решил стать королем благодатных христианских земель северных франков, силой оружия своих бесстрашных и беспощадных воинов захватил их и заставил подчиняться своим законам. Теперь он отстаивал завоеванную им территорию и от франков, и от бывших соотечественников, время от времени покидавших свою холодную и скудную родину ради дерзких набегов на богатые земли.

  ОЛЕГ КАРПОВИЧ ЗА ЛЮБОВЬ БЕЗ СЛЁЗ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Его прежняя жена была бесплодна, угрюма и таинственна, за что ее недолюбливали в Руане. Эти люди, считавшие себя уже нормандцами, нуждались в династии северянина, дабы быть уверенными, что род правителя, с которым они познали мир, не прервется и они и дальше будут жить под властью того, кто дал им защиту и процветание.

Когда драккар причалил и стукнулся бортом о бревенчатый настил длинной пристани, конунг Ролло легко подхватил свою невесту на руки и спрыгнул со своей драгоценной ношей на причал.

Огненный омут

Все его движения были уверенными, двигался он удивительно легко. И все же Эмма на миг испугалась, охнула и, зажмурив глаза, крепко обвила его шею. Но Ролло лишь улыбнулся и легко понес сходнями наверх. Толпа довольно загудела и разразилась криками ликования, когда он вместе со своей ношей повернулся к ним и громко выкрикнул приветствия.

В воздухе стоял шум и лязг оружия, когда воины по старинному обычаю ударяли мечами по щитам, выражая свое одобрение происходящему.

Эмма счастливо смеялась, болтала ногами, разглядывая людную пристань. Правда, на миг улыбка застыла на ее губах, когда она бросила взгляд на сиявшие кресты на аббатстве Святого Мартина за мостом. Она согласилась стать женой языческого правителя Нормандии по его варварскому обряду, без венчания в церкви, и поэтому колокола христианских храмов молчали.

В аббатстве уже знали, что этот брак не укрепит в Нормандии веру в Спасителя, что язычник Ролло останется верен своей вере Бога войны Одина и что, несмотря на всю его любовь к рыжей христианке Эмме, ей так и не удалось наставить его на путь истинный. Эмма выглядела счастливой даже тогда, когда узнала, что ее духовный наставник, епископ Франкон Руанский, не явился на пир, хотя и числился среди приглашенных.

Этим он огненныф хотел подчеркнуть свое недовольство языческим союзом Нормандии. И хотя епископ устно сослался на уважительную причину — тяжелый приступ подагры — и даже прислал своего помощника приора Гунхарда, но на самом деле достойный преподобный отец был отнюдь не так болен, как хотел показать.

Когда вечером молодой приор Гунхард вернулся из дворца правителя Ру, где пир продолжался, епископ ожидал его в своей спальне, сидя в кресле перед небольшим складным столиком, на котором покоилась роскошная, оправленная серебром симмона инкрустированная драгоценными камнями книга Евангелия, и при матовом свете горевшего ровным светом изящного светильника читал. Приор Гунхард скромно остался стоять у порога, а епископ словно не замечал его, углубясь в чтение.

Наконец он негромко прочел:. Ибо он есть Бог наш, и мы — народ паствы Его и овцы руки Его. Он прикрыл глаза, немного склонил голову, будто приглашал собеседника разделить наслаждение откровением только что прочитанного Псалма.

При слабом освещении болезненная бледность лица епископа была слишком заметна. Преподобный Франкон был благообразным, немного даже тучным мужчиной с наметившимся тройным подбородком, утопавшим в меховой опушке роскошной фиолетовой сутаны. Темные с проседью волосы были аккуратно коротко острижены, сквозь них на затылке просвечивали складки жира.

Однако на расплывшемся лице острым умом светились карие. Надменно и жестко поджатые губы выдавали натуру сильную и не привыкшую к поражениям… А руки были слишком тонкими, унизанные перстнями длинные пальцы изящно вилан зернышки аметистовых четок.

О книге «Огненный омут»

Гунхард согласно кивнул темноволосой головой. Лицо у этого приора было непримечательное, бесцветное, но не глупое. Он был прислан в Руан из Реймса в качестве помощника Франкона и вила метил стать настоятелем недавно восстановленной церкви Святого Уэна. Епископ Франкон к тому же подозревал, что Гунхард, по заведенному обычаю, исполняет должность шпиона канцлера короля епископа Реймского Геривея. Но свои подозрения Франкон оставлял при себе, с молодым неглупым приором держался хоть покровительственно-строго, но без излишней настороженности, иногда даже благодушно и мыслил в нем своего преемника.

Конечно, после повышения или…. Сейчас Гунхард стоял перед Франконом, скромно опустив глаза, спрятав кисти рук в широкие рукава темной сутаны, всем своим видом демонстрируя верность и смирение. Он держался на дистанции, голос его звучал вполне обычно, но Франкон даже со своего места различал запах вина, ггненный от понуро стоявшего Гунхарда. Епископ постарался спрятать втлар уголках полных губ улыбку. По привычке пожевав ими, строго сказал:. Этого и следовало ожидать… Что ж, было бы удивительно, если бы сейчас, когда эти двое смогли, наконец, соединиться, что-то могло омрачить их плотские радости.

  САНДРА РЕНЬЕ ПАН ТЕМНОЕ ПРЕДСКАЗАНИЕ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

И Эмму даже не огорчает то, что ее союз с чимона не будет признан ни рмут из христианских соседей норманнов?!

Гунхард начал отвечать словно бы нехотя. Да, пир у язычников удался на славу — много браги, вина, целые горы мяса, рыбы, колбас. Да и весь город сегодня пирует, везде шум, веселье. Франкон чуть повел подкрашенной бровью. Что в городе буйствует праздник, он знал и без помощника: В схваченном частым переплетом окошке отражались отсветы праздничных костров.

Речь же Гунхарда оставалась сиимона. Он всячески хотел выказать свое осуждение подобного непотребного буйства в святой пост, хотя и задержался на моут дольше, чем обещал, пропустив даже бдение всенощной. И лишь когда он стал говорить о самой невесте, приор словно бы оживился.

Я даже испытывал стыд, когда видел, какими плотскими взглядами обмениваются они с Роллоном, как льнут друг к другу. И, помилуй Господи, весь город чествует этот союз, восхваляет женщину, вступающую в связь уже со следом греха в теле! И, подумать только, в этой женщине течет кровь Каролингов!! Не будь Гунхард в подпитии, он бы не произнес последней неосторожной фразы, ибо родство Эммы с королем по-прежнему держалось в тайне и, оговорившись, Гунхард огоенный подчеркнул, что он уже давно знает, кто же на самом деле есть Птичка из Байе, то есть лишний раз подтвердил, что он подослан Геривеем.

Однако Франкон сделал вид, что не заметил этой фразы, и вновь стал расспрашивать приора о свадьбе. Тот живо стал рассказывать о том, какой дивный голос у невесты, омт восхитительно она пела. Он описал даже ее наряд — венец, подвески, роскошное платье из малинового шелка.

Это платье — подарок герцогини Нейстрийской Беатриссы.

Прискорбно понимать, как вибар во всех надеждах чета из Парижа, надеявшаяся, что Эмме удастся настоять на браке по христианскому обряду и обратить Роллона в истинную веру.

Она стала его наложницей, его шлюхой, матерью его выродка, бастарда. Она — зло, которое несет с собой каждая женщина со времен праматери Евы. И ни вы, ваше святейшество, ни сиятельный Робертин не могут надеяться, что она хоть в чем-то захочет помочь вам в вашей святой миссии — привлечь этих язычников в лоно Святой матери Церкви.

Последние отзывы

В глазах Гунхарда загорелся фанатичный блеск. Франкон же, наоборот, словно поник. Он не желал сообщать этому посланнику Реймского архиепископа, что в душе симпатизирует и рыжей Эмме, и Роллону, что переживает за них, радуясь, что они, наконец-то, смогли соединиться, огненны и одновременно скорбит об их слепоте, не дающей им понять, что языческий союз не будет признан ни в одном из окружающих их христианских княжеств и что, даже если Эмма и родит Роллону наследника, он будет считаться не более, огнкнный очередным бастардом Ру, а, следовательно, его не будут почитать законным продолжателем династии завоевателя, который — тут уж епископ Руанский ни на йоту не сомневался — вполне достоин того, чтобы навсегда оставить за собою землю, которой он управлял столь мудро и талантливо.

Ибо — видит Бог! Весь остаток ночи преподобный Франкон долго и самозабвенно молился, чтобы сказанное им стало явным. Однако когда епископ встретился с Эммой из Байе, он держался с ней сурово. Это произошло лишь через десять дней после свадебного языческого пира, в дни оут Пасхи.